April 16th, 2012

ожидание

Ответы на вопросы-2.

Сегодня утром мне препаршиво испортили настроение (привет из прошлого), я расплакалась и поехала делать свои дела со скорбным лицом мученицы. Пока ехала в метро, думала - когда же я перестану снова и снова переживать свою недавнюю ситуацию. Прошлая жизнь не отпускает, хотя скорее я сама не могу ее никак отпустить. Постоянно унижаю сама себя мыслями о том, какая я была успешная и самодостаточная в той жизни, и насколько жалкая я сейчас, в этой жизни.. которую никак, несмотря на все усилия, я не могу принять. Пока справиться с собой не получается... Увлекаюсь чем-то, загораюсь идеей и... все бросаю, потому что прошлое своим масштабным поражением сводит на нет весь позитивный настрой. Это очень унижает, и я ненавижу себя за слабость.

А в метро, оказывается, новые вагончики... такие они какие-то, как из голливудских фильмов))
я

Номер раз с четвертью:-) (патамушта короткое очень)

Я тебя люблю

Она была маленькая и какая-то нелепая.  Скомканные слова застыли в клеточках. В игровой суете она попала из одних ладошек в другие. Как-то сразу защемило в груди и стало жарко. Первой мыслью было - «этого не может быть!» Потом задрожали руки и лоб покрылся испариной. Фухх. Захотелось сесть. Потом убежать и спрятаться, что и было сделано.

В укрытии, маленьком чулане с висящей на леске воблой и мертвыми мухами на подоконнике, понемногу сознание успокоилось и руки перестали нервно теребить юбку. Почему-то вспомнились зеленые поля, засеянные горохом, пути-лабиринты, истоптанные детворой и сладкий  вкус сочных спелых горошин. На краю поля – песчаная дорожка, густо обросшая ковылем и лопухами, местами пересекаемая нескончаемыми струйками огромных рыжих муравьев. Как же страшно было на них наступить!  Но летние дни бывали такими жаркими и так хотелось купаться, что путь к речке по муравьиной дорожке преодолевался стремительно, хоть и с благоговейным ужасом. На песке оставались только следы от маленьких ножек…

Опять захотелось на нее посмотреть. Мятая и влажная от ладошек, на нее страшно смотреть и невозможно оторваться. Сердце начинает биться как овечий хвост и краснеют щеки. Как хорошо, что никто не видит. И вроде ничего особенного-то и не произошло, а почему-то одновременно и стыдно, и страшно, и любопытно, и весело, и хочется посмотреть на себя в зеркало. Зеркала в укрытии нет, но есть большой бабушкин сундук, в котором находятся все сокровища мира -  мутные граненые стопки с отбитыми ножками, пыльные книжки о санаториях постреволюционного периода страны советов, газовые платки с распустившимися нитками, роговые гребешки для волос обязательно с отломанными зубьями, старые тряпичные куклы, пожелтевшие марки аж с Николаем II, монетки, датированные 1925 годом,  открытки с ретушированными барышнями в юбках, покрытых россыпью мельчайших бусинок, - нескончаемый кладезь для детских фантазий и игр.

Сундук с его бесценным содержимым отвлек ненадолго. И как теперь дальше-то?..  Спрятанная в юбкин карман, она продолжала необычно будоражить весь организм. Из укрытия захотелось выйти и заявить миру, что случилось странное внезапное счастье. Пальцы, сложенные в кулачок уверенно сжимали источник этого непонятного, неожиданного и от того пугающего счастья…

Это была маленькая скомканная записка из бумаги в клеточку, на которой было написано первое детское «Я тебя люблю»…